25 апреля 2019 г.

Чем гриф «Коммерческая тайна» похож на кролика в шляпе фокусника


Готовили мы очередной обзор правоприменения законодательства о коммерческой тайне и ноу-хау для нашего заказчика и наткнулись на подтверждение наших опасений с связи с изменением с 1 октября 2014 года порядка обеспечения конфиденциальности секретов производства их обладателем.
Пять лет назад я писал в своем блоге о том, что законодатели, внося очередную порцию изменений в четвертую часть Гражданского кодекса, для защиты секретов производства предложили обладателю исключительного права на такие секреты принимать разумные меры для соблюдения конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны. То есть режим коммерческой тайны в отношении ноу-хау перестал быть обязательным, но какой объем и состав мер является разумным неизвестно до сих пор. Это приводит к ожидаемым коллизиям при разрешении в судах споров, связанных с секретами производства.
Суд по интеллектуальным правам рассмотрел в кассации два очень похожих дела с интервалом в год составом, в котором совпадают двое судей из трех.
Дело 1. В октябре 2017 года ООО «Галс» пытался оспорить предписание УФАС Новосибирской области о прекращении нарушения антимонопольного законодательства. Нарушение заключалось, по мнению антимонопольного органа, в использовании информации, составляющей коммерческую тайну (ИКТ) и секреты производства обратившихся в УФАС с жалобой ООО «Рельеф Плюс» и ООО «Перевал», создании и реализации продукции, сходной до степени смешения с продукцией заявителей.
История для нашей страны довольно банальная. Нанятый руководитель ООО «Рельеф Плюс» через какое-то время уволилась с работы, прихватила с собой ведущих специалистов двух аффилированных компаний и очень быстро наладила производство продукции, аналогичной (по мнению заявителей и судов – тождественной) той, которые выпускались на предприятии, которым бывший директор руководила.
Пострадавшие посчитали, что для этого незаконно использовались секреты производства, охраняемые ими в режиме коммерческой тайны. Истец же утверждал, что меры, предусмотренные законом, для установления режима коммерческой тайны, в полном объеме реализованы не были, в частности, на технологической документации отсутствовал гриф «Коммерческая тайна» с указанием правообладателя.
Суд с этим не согласился, использовав для обоснования своей позиции довольно интересную аргументацию: «довод кассационной жалобы об отсутствии соответствующего грифа на материальных носителях, содержащих сведения, составляющие коммерческую тайну, не может сам по себе являться основанием для признания необоснованными выводов судов об отнесении рассматриваемой по настоящему делу информации к разряду коммерческой тайны, поскольку в силу части 5 статьи 10 Закона о коммерческой тайне меры по охране конфиденциальности информации признаются разумно достаточными, если исключается доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, любых лиц без согласия ее обладателя, либо обеспечивается возможность использования информации, составляющей коммерческую тайну, работниками и передачи ее контрагентам без нарушения режима коммерческой тайны». 
Неожиданный вывод. Часть 5 касается исключительно состава мер по охране конфиденциальности. А вот часть 2 той же статьи закрепляет, что режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в части 1 данной статьи. А там как раз нанесение грифа на носители. Не исследовал суд и других аспектов установления коммерческой тайны – состав и содержание мер, направленных на ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, установление порядка обращения с этой информацией и организацию контроля за соблюдением такого порядка, наличие договора между ООО «Рельеф Плюс» и ООО «Перевал» на предоставление ИКТ и ноу-хау, ведение учета лиц, получивших доступ к ИКТ, наличие договора с генеральным директором, устанавливающего обязанности по обеспечению охраны конфиденциальности ИКТ, обладателем которой являются организация и ее контрагенты, и ответственность за обеспечение охраны конфиденциальности этой информации.
Общий вывод по Делу 1: Использование грифа «Коммерческая тайна» на документах, содержащих соответствующую информацию, необязательно, как и полнота реализации мер по установлению режима коммерческой тайны, установленных законом.
Дело 2. Через год, как я уже писал выше, суд, в состав которого входили двое из трех судей, принявших первое рассматриваемое решение, разрешал в кассации спор между ООО «КРОНВЕТ» (далее – Общество) и ФГБНУ Федеральный научный центр «Всероссийский научно-исследовательский и технологический институт птицеводства» Российской Академии Наук (ВНИИТИП).
ООО «КРОНВЕРК» заказал разработку технологии для производства вакцины против инфекционного бронхита кур, а ВНИИТИП, который технологию и разрабатывал, передал ее для производства ФКП «Щелковский биокомбинат» на основании возмездного лицензионного договора. Истец просил запретить использовать секрет производства и взыскать с ответчика убытки в виде упущенной выгоды.
Мирно конфликт разрешить не удалось, ВНИИТИП отказался выполнить полученные требования Общества. Иски в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области и Тринадцатый арбитражный апелляционный суд были оставлены без удовлетворения. Суды сделали вывод о том, что секрет производства создан совместно работниками истца и ответчика, поэтому использование его последним не является нарушением прав истца. Выяснилось, что работники Общества, готовившие ТЗ на технологию, одновременно оказались и работниками ВНИИТИП, ее разрабатывающими. О статье 771 ГК РФ, обязывающей исполнителя научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ, обеспечить конфиденциальность полученных результатов, суды почему-то не вспомнили.
В доказательство своих прав на ноу-хау ООО «КРОНВЕТ» представил регистрационное удостоверение лекарственного препарата для ветеринарного применения, выписку из согласованных с Россельхознадзором Технических условиях с описанием секрета производства и Положение Общества о коммерческой тайне.
В отношении секрета производства судами был сделан вывод о том, истцом не были созданы необходимые условия для соблюдения режима коммерческой тайны ввиду невыполнения им всех положений статьи 10 Закона о коммерческой тайне, что является самостоятельным основанием для отказа в иске. В обоснование этой позиции Суд по интеллектуальным правам сослался на пункт 57 Постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» и процитировал недействующее к тому времени уже 4 года определение секрета производства, содержащее императивную норму «в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны». За прошедший с прошлого дела год судьи напрочь забыли используемую в материалах дела действующую. формулировку ГК «обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны».
Только хардкор, только коммерческая тайна, и точка!
По мнению судов, истцом в нарушении вышеуказанных норм права не были выполнены следующие меры по охране конфиденциальности информации, а именно: (следим за рукой, кладущей платочек в пустую шляпу и извлекающую из него кролика) грифом «Коммерческая тайна» маркировано только служебное задание на выполнение опытно-технологических работ. Анализа иных мер по охране ИКТ в материалах дела нет.
Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что Технические условия, содержащие описание секрета производства (технологию производства вакцины) были оформлены в соответствии с Законом о коммерческой тайне, а также что суды не применили подлежащую применению норму статьи 10 Закона о коммерческой тайне, суды проигнорировали.
Постойте, а как же необязательность грифа при наличии разумных и достаточных мер для соблюдения конфиденциальности, о чем пришли к выводу те же судьи год назад? А никак.
Самое грустное, что документы на передачу технологии по лицензионному договору подписывали работники ВНИИТИП, которые одновременно были и работниками ООО «КРОНВЕТ».
Общий вывод по Делу 2: Нет грифа – нет исключительных прав на секрет производства.
Мне одному показалось, что участие в деле государственного органа и даже государственного учреждения сильно влияет на позицию судей?
В заключение выпишем рецепт. К судам надо готовиться, изучать практику правоприменения, аналогичные дела и заручиться заключением специалиста или эксперта по предмету спора. Иначе убеждать судей в своей правоте довольно сложно.