23 мая 2016 г.

Дееспособность несовершеннолетнего в отношении своих персональных данных

В нескольких последних проектах, выполняемых нашим агентством, мы столкнулись с одной и той же проблемой – с какого возраста наступает дееспособность субъекта в отношении распоряжения своими персональными данными - передачи их третьим лицам, выражении согласия на обработку и т.д. Ответ оказался совсем непростым и неоднозначным.
В соответствии с частью 6 статьи 9 закона «О персональных данных» в случае недееспособности субъекта персональных данных согласие на обработку его персональных данных дает законный представитель субъекта персональных данных. Для операторов, имеющих дело с несовершеннолетними субъектами, – это головная боль и постоянный риск нарушить закон, конституционные права несовершеннолетнего, оказаться ответчиком по иску родителей и т.д.

Возникают эти ситуации довольно часто. Самая распространенная – принятие пользовательского соглашения и получение доступа к контенту на сайте, к платным или бесплатным информационным услугам, к рассылкам и т.п. Усугубляется ситуация анонимностью интернета, невозможностью в большинстве случаев идентифицировать пользователя и установить его возраст. Но здесь риски для оператора хоть и есть, но не очень большие. А есть ситуации с перспективой существенной материальной ответственности.
Надо ли брать согласие на обработку персональных данных в отношении учащихся учебных заведений, если обучение не предусматривает заключение договора? Если да, то у кого – у учащегося или его родителей? С какого возраста?
Кроме учащихся, есть многочисленные группы несовершеннолетних - участников творческих и спортивных соревнований, юные актеры и модели, имеющие вполне профессиональные контракты, и многие другие.
Так что делать?
Если кто не знает, Гражданский кодекс РФ вводит три возраста дееспособности.
Гражданская дееспособность, т.е. способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их возникает в полном объеме, в соответствии с частью 1 статьи 21 ГК РФ, с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении 18-летнего возраста. Если законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший 18-летнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак.
Часть 1 статьи 26 ГК РФ предусматривает, что в возрасте от 14 до 18 лет юноши и девушки вправе совершать сделки, за исключением перечисленных в части 2 той же статьи, только с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя.
Без согласия законного представителя можно:
1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами;
2) осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;
3) вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими;
4) совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные частью 2 статьи 28 ГК РФ – см. ниже.
При этом несовершеннолетние, совершая перечисленные действия, самостоятельно несут имущественную ответственность и за причиненный ими вред.
Ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами может только суд, при наличии достаточных оснований, и по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства, кроме случаев, когда несовершеннолетний успел вступить в брак.
Но и здесь есть нюансы. Статья 27 ГК РФ с красивым названием «Эмансипация» предусматривает, что несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью.
Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органа опеки и попечительства с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, либо при отсутствии такого согласия, – по решению суда.
После такого важного события законные представители эмансипированного чада уже не несут ответственность по его обязательствам, в частности, по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда.
Наверное, для многих будет неожиданностью узнать, что есть дееспособность и у детишек от 6 до 14 лет. Это указано как раз в упоминавшейся выше части 2 статьи 28. Они могут без участия родителей или иных представителей совершать (1) мелкие бытовые сделки (естественно, кодекс не определяет, что под них подпадает, мы включаем здравый смысл и полагаем, что это покупка мороженого или воздушного шарика, например), (2) сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации, а также (3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.
Но имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Эти лица, в соответствии с законом, также отвечают за вред, причиненный малолетними.
Самое интересное, с точки зрения рассматриваемого вопроса, – это сделки за номером (2), направленные на безвозмездное получение выгоды. Под эту категорию вполне подпадает принятие пользовательского соглашения на сайте сети интернет, а оно часто требует в качестве акцепта представления своих персональных данных.
И что же, пусть неграмотный шестилетка занимается этим на законном основании?
Не думаю.
А думаю вот что. Дееспособность в отношении своих персональных данных у субъекта наступает в возрасте 14 лет, когда он лично, а не его представители, получает паспорт, который, в терминах Научно-практического комментария Роскомнадзора, имеет идентификаторы субъекта, присвоенные государством и которые сами по себе однозначно определяют физическое лицо (стр. 16 комментария).
Было бы странно выдавать такой документ и ограничивать его самостоятельное использование обладателем в случаях, когда законом такие ограничения прямо не предусмотрены.
С другой стороны, статья 61 Семейного кодекса РФ предусматривает, что родительские права прекращаются по достижении детьми возраста 18 лет (совершеннолетия), а также и в других установленных законом случаях приобретения детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия. А статья 64 Семейного кодекса устанавливает, что родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий. Значит, действия, предусмотренные частью 6 статьи 9 закона «О персональных данных», в отношении 17-летнего абитуриента или бегуна-полумарафонца должны выполнить его родители?
Все не так просто.
Часть 2 статьи 54 закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» дает право несовершеннолетним в возрасте старше 15 лет, больным наркоманией несовершеннолетним в возрасте старше 16 лет на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него. С согласием на трансплантацию в качестве реципиента еще хуже, но об этом писать не буду – страшно.
В соответствии со статьей 9 закона «О гражданстве Российской Федерации», для приобретения или прекращения гражданства Российской Федерации ребенком в возрасте от 14 до 18 лет необходимо его согласие, что точно требует представления персональных данных. Про согласие родителей в законе нет ничего.
Статья 58 закона «Об актах гражданского состояния» дает право 14-летнему ребенку переменить свое имя, включающее в себя фамилию, собственно имя и (или) отчество, т.е. по своему усмотрению, без родителей, распорядиться персональными данными.
Статья 20 Трудового кодекса РФ в общем случае устанавливает, что вступать в трудовые отношения в качестве работников имеют право лица, достигшие возраста 16 лет, а в случаях и в порядке, которые установлены Кодексом, также лица, не достигшие указанного возраста. С момента начала трудовых отношений такие лица приобретают все права, предусмотренные главой 14 ТК РФ как субъекты персональных данных.
Аргументы можно приводить и дальше, их в наших законах много.
Поэтому резюмирую. Дееспособность в отношении своих персональных данных, в том числе право выражать согласие на их обработку и предоставлять иным лицам по своему усмотрению наступает в возрасте 14 лет.
Хорошо бы по этому поводу услышать мнения регулятора и надзорного органа, но, увы, они пока молчат.

10 комментариев:

  1. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  2. Хотелось бы услышать мнение Минкомсвязи/РКН о правовых основаниях обработки ПДн в принципе.
    Согласно пункту 8 "Рекомендаций по заполнению формы уведомления об обработке (о намерении осуществлять обработку) персональных данных" (утв. Роскомнадзором 29.01.2016) рекомендуется указывать не только нормативные правовые акты, являющиеся правовым основанием для обработки персональных данных, но и отдельные статьи данных нормативных правовых актов (например, в Рекомендациях Роскомнадзора от 29.01.2016 указаны: ст. ст. 85 - 90 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. 85.1 Воздушного кодекса Российской Федерации, ст. 12 Федерального закона "Об актах гражданского состояния" и др.).
    При этом при осуществлении своих контрольно-надзорных функций Роскомнадзор (мне известно о как минимум двух таких случая за 2016 год) находит нарушения следующего характера: "в уведомлении об обработке персональных данных не указано согласие субъектов персональных данных как правовое основание обработки ПДн при замещении вакантных должностей и поручений третьим лицам в части обработки персональных данных, что не соответствует требованиям п. 5. ч. 3 ст. 22 Закона об указании в Уведомлении правового основания обработки ПДн."
    Согласно моему представлению, правое основание обработки персональных данных закрепляется:
    1. в нормативных правовых актах (национальном и международном законодательстве);
    2. в Уставе и локальных нормативных актах оператора.
    А согласие субъекта, согласно п.1 ч.1 ст.6 152-ФЗ, является условием для обработки ПДн, но не его "правовым основанием".

    ОтветитьУдалить
  3. К сожалению, Минкомсвязи и Роскомнадзор, если и читают мой блог, никогда его не комментируют. Мне тоже хотелось бы многое от них услышать :-)

    ОтветитьУдалить
  4. Михаил Юрьевич, а Вы сами как считаете? :-)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Поскольку в Форме уведомления, установленной Административным регламентом РКН, правовым основаниям обработки предшествует слово "руководствуясь", надо указывать лишь ссылки на НПА, как и рекомендовано в тексте регламента. Руководствоваться согласием нельзя. В адм.регламенте о согласии как основании обработки - ни слова. И мы всегда пишем такие уведомления в РКН нашим клиентам.

      Удалить
    2. У меня аналогичная позиция. Еще вопрос, если позволите: Вы указываете конкретные статьи к НПА в Уведомлении, как это рекомендует делать РКН? А то я уже трижды встречаю такую претензию: "в уведомлении об обработке персональных данных в качестве правового основания обработки ПДн некорректно указана ст. 6 Закона, которая определяет случаи, при которых допускается обработка ПДн, и не может являться правовым основанием обработки ПДн".

      Удалить
    3. Да, я указываю главы и статьи, в том числе часто - п.5 части 1 ст.6, и никак не могу согласиться с тем, что это некорректно. Правовое основание в чистейшем виде, как слеза :-)

      Удалить
    4. Ну вот, РКН просвещает операторов о том, что пункты ч.1 ст.6 - это "случаи обработки". Я обычно указываю некоторые статьи Конституции и других НПА, а 152-ФЗ указываю без отдельных статей. PS Забавно глядеть на уведомление самого РКН - https://rkn.gov.ru/personal-data/register/?id=08-0000001

      Удалить
  5. И еще небольшое соображение. У нас как-то постоянно путают уведомление и регистрацию. Закон не дает права РКН оценивать качество уведомления и его содержание, а позволяет лишь запросить дополнительные сведения, если они представляются надзорному органу неполными или недостоверными. Он не может отказать во включении оператора в перечень, а рекомендации потому так и называются, что они - не требования к заполнению. В свое время попытка сделать требования закончилась отказом Минюста регистрировать такой акт, поскольку он не предусмотрен законом и его разработка не возлагается на РКН.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Согласен. Реестр это не аналог ЕГРЮЛ, его предназначение - дать субъектам базовую информацию о том или ином операторе, а не обеспечить регистрацию и формализацию правового статуса операторов как "операторов". При этом РКН сам дает рекомендации к заполнению формы Уведомления, сам и трактует их. Более того, даже в управлении РКН по ЦО нет единой практики проверок: я могу посмотреть на список "проверяющих" от РКН и с очень высокой степенью вероятности определить характер их замечаний к порядку обработку ПДн у проверяемого оператора.

      Удалить