6 апреля 2011 г.

Практика защиты исключительных прав на коммерческую тайну в судах

Длительное время возможность использования института коммерческой тайны как инструмента защиты интересов собственника коммерчески ценной информации в России практически игнорировались. Причин этому много – и сложность реализации прописанных в законодательстве режимных мер, и отсутствие практики, и, соответственно, опыта правоприменения у милиции-полиции и судов, и непонимание топ-менеджментом того, зачем вообще все это нужно.
В последнее время ситуация начала меняться. Первым признаком подвижек для меня, например,  является появление большого количества образцов документов, направленных на реализацию режимных мер, в системах «Консультант» и «Гарант». Есть спрос – создаются и документы в правовых системах. Все чаще можно слышать ссылки на коммерческую тайну бизнесменов, категорически отказывающихся раскрыть чувствительную информацию при обращении к ним СМИ и, наконец, привлекли дополнительное внимание к проблеме громкие судебные дела, связанные с попытками самого раскрученного на сегодня блогера Алексея Навального получить доступ к коммерческим секретам крупнейших компаний, черпающих доходы «из трубы».
Видятся две главные причины всплеска интереса – кризис, резко обостряющий конкурентную борьбу, и неурегулированность отношений, связанных с коммерческой тайной, между целым рядом субъектов, в первую очередь – между хозяйственными обществами (акционерными и с ограниченной ответственностью) и их владельцами и акционерами. Объявив фактически единственным основанием для передачи коммерческой тайны работникам и контрагентам договор – трудовой или гражданско-правовой соответственно, законодательство совсем забыло о других участниках отношений, что создало совершенно фантастические возможности для злоупотребления правом и конкурентной разведки – купил одну акцию из нескольких миллионов, и можешь требовать фактически любую информацию о деятельности – вплоть до протоколов советов директоров и правлений, договоров и сделках и т.п., чем, собственно и воспользовался А.Навальный.
Другой лакуной является порядок предоставления информации по запросу органов власти, законности ее истребования, формы передачи. Особенно пикантной делает ситуацию отсутствие закона о служебной тайне и фактического права госорганов ограничивать доступ к информации о своей деятельности. А к ней, между прочим, относится и информация, полученная госорганами от коммерческих организаций в рамках реализации своих функций.
По всем этим проблемам споры уже многократно переводились в российские суды, как арбитражные (о предоставление информации, в основном), так и общей юрисдикции – по фактам коммерческого шпионажа, незаконной передачи секретов третьим лицам, увольнения работников по 81-й статье Трудового кодекса. Самые громкие – дела братьев Заславских о шпионаже против «Газпрома», менеджера «Северстали» Полярного, но есть и другие.
И выводы из результатов этих судебных дел получаются весьма занимательные, хотя далеко не однозначные.
Результаты этого анализа будут озвучены на моем авторском курсе "Реализация режима коммерческой тайны на предприятии" в Учебном центре «Информзащита». Ближайший курс состоится 12-13 апреля. Заодно расскажу и о тех механизмах охраны коммерческой тайны, которые выкристаллизовались в ходе моих последних консалтинговых проектов в крупнейших российских компаниях - порядке заключения лицензионных договоров, договоров об отчуждении исключительных прав на секреты производства и коммерческой концессии, договоров с иностранными партнерами, проведения с контрагентами совещаний, раскрывающих коммерческую тайну, особенностях представления информации о коммерческой тайне в органы власти, средствах повышения защищенности коммерческих секретов в информационных системах и о многом другом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий